В 2017 году ЦБ перестал публиковать детализированные данные по остаткам на расчетных счетах ряда категорий банковских клиентов. Эксперт ВШЭ назвал это решение «странным» — теперь «крайне тяжело» проводить анализ устойчивости отдельных банков

С февраля Банк России перестал публиковать на своем сайте полноценные балансы российских банков, чем «сильно испортил жизнь профессиональным банковским аналитикам», написал сегодня в обзоре Высшей школы экономики «Комментарии о государстве и бизнесе» (.pdf) ведущий эксперт Центра развития ВШЭ Дмитрий Мирошниченко. Речь об изменениях в данных по так называемой форме 101, публикуемых ежемесячно. Еще в марте на эти изменения обратил внимание портал Banki.ru, тогда же банковские аналитики рассказали РБК, что перестали «видеть» в массиве данных ЦБ, в частности, информацию об остатках клиентов по счетам избирательных фондов физлиц и исполнителей гособоронзаказа.

Если раньше в отчетности Центробанка счета организаций, находящихся в федеральной или иной государственной собственности, и счета негосударственных организаций «разбивались» на средства финансовых, коммерческих или некоммерческих организаций, а в составе прочих клиентских средств можно было отдельно видеть остатки средств индивидуальных предпринимателей, нерезидентов и т.д., то теперь ЦБ решил «свернуть» эту детализацию, причем сделал это без какого-либо «анонсирования», комментариев или объяснения причин, отмечал Banki.ru в рубрике «Мнение». Пресс-служба ЦБ в конце марта подтверждала РБК, что порядок размещения информации по счетам 405—408 был изменен, и объясняла это тем, что прежняя структура балансовых счетов «может приводить к раскрытию информации по счетам отдельных клиентов».

ЦБ заменил ежемесячную отчетность банков на «урезанную» версию за период с 1 октября 2015 года. «Остается совершенно непонятным, что особенного произошло в сентябре 2015 года, после чего данные по указанным счетам в балансах коммерческих банков чуть ли не приравнялись к государственной тайне», — недоумевает Мирошниченко. Он утверждает, что теперь стало сложнее осуществлять «полноценный профессиональный анализ финансового состояния отдельных банков и всей банковской системы в целом». Например, в ряде случаев полезно отделить средства физлиц-резидентов от нерезидентов или счета финансовых организаций от нефинансовых, пишет эксперт. Банк России не объяснял в ответе РБК, почему изменения внесены за период с 1 октября 2015 года.

Депозитные счета ЦБ оставил как есть, изменения коснулись расчетных счетов, уточняет руководитель департамента финансовых рейтингов Национального рейтингового агентства Карина Артемьева. «Средства физических лиц на счетах кредитных организаций — это, как правило, срочные деньги, депозиты. Их учета изменения не коснулись, а это наиболее интересная вещь для управления ликвидностью», — подчеркивает она.

В составе затронутых изменениями счетов раньше можно было видеть остатки средств на проведение выборов и референдумов (счет 40811), средств избирательных фондов кандидатов (40810). На 1 января 2017 года на этих «избирательных» счетах в банках оставалось лишь 22 млн руб., но еще 1 сентября 2016 года было свыше 1 млрд руб. (почти все — у Сбербанка; региональные избиркомы требуют от кандидатов открывать избирательные счета именно в филиалах Сбербанка, кроме случаев, когда таких филиалов нет, как, например, в Крыму). Эти цифры в качестве иллюстрации «свернутых» счетов РБК получил от одного из банковских аналитиков.

Другой «закрытый» счет — это средства исполнителей гособоронзаказа. Эксперт RAEX Юрий Беляков говорит, что «слышал такую теорию заговора, что скрывается гособоронзаказ», но большой проблемы в сворачивании такой информации он не видит — аналитики не увязывали эти данные непосредственно с финансовым состоянием банков. «Я бы не сказал, что это критическая проблема, потому что остатки по счетам первого порядка (405—408) остались в публичной отчетности. Традиционно абсолютно у всех банков около 90% остатков по счетам юрлиц приходится на обычные коммерческие предприятия. Представление об этом у аналитиков есть плюс есть по всем банкам ретроспективные данные», — отмечает Беляков.

«Конечно, любое ограничение информации — это сужение возможности для анализа», — говорит Артемьева. Но, например, число кредитных организаций, у которых средства исполнителей гособоронзаказа в принципе могут быть, ограничено, перечень таких банков невелик, а с точки зрения управления рисками аналитикам более интересна ликвидность в системе банковского баланса, рассуждает она.

при участии Светланы Дементьевой 

Источник: rbc.ru

https://onhotnews.com/wp-content/uploads/2017/04/8db56762de736796e2506da325eb8aa9.jpghttps://onhotnews.com/wp-content/uploads/2017/04/8db56762de736796e2506da325eb8aa9-150x150.jpgvovamayskiyЭкономика...Ежедневные новости без политики